Четверг, 25.02.2021, 06:40
Приветствую Вас Прохожий | RSS
Меню сайта
Наш АНОНС !
Организатор
Концерт 2010
Узнай подробности!
Гимн SENI CUP
Позови друзей!
| More
Облако тегов
Послать в соцсеть
Главная » 2016 » Ноябрь » 14 » СОСТОЯНИЯ УМСТВЕННОЙ СЛАБОСТИ ПРИОБРЕТЕННОГО ХАРАКТЕРА
08:56
СОСТОЯНИЯ УМСТВЕННОЙ СЛАБОСТИ ПРИОБРЕТЕННОГО ХАРАКТЕРА

 

О разнообразных аномалиях половой жизни, встречающихся при старческом слабоумии, была уже речь в главе, посвященной общей патологии. При других состояниях слабоумия приобретенного характера, возникающих, например, на почве апоплексии или ушиба головы, или представляющих стадии не вполне исчезнувших психозов, или, наконец, развивающихся на почве хронических воспалительных процессов в мозговой коре (сифилис, паралитическое слабоумие), — во всех этих случаях извращения полового чувства составляют редкость; различные же отвратительные поступки, связанные с половой сферой, нужно отнести на счет болезненного усиления полового чувства или неспособности подавить это чувство, причем само по себе половое чувство остается, однако, нормальным.

1. Последовательное слабоумие при психозах

Относящийся сюда случай сообщает Каспер (указ. соч., случай 31). Речь идет об одном докторе медицины, 33 лет, находившемся в состоянии вторичного слабоумия после ипохондрической меланхолии и совершившем насилие над ребенком. Оправдания его были необыкновенно наивны и показывали, что он совершенно не осознает безнравственности своего поступка, который, по-видимому, явился результатом того, что больной под влиянием умственной слабости потерял власть над своим половым влечением.

Аналогичный случай сообщает Лиман (указ. соч., случай 21) (Слабоумие на почве меланхолии; нарушение общественной морали, проявляющееся в эксгибиционизме).

2. Слабоумие после инсульта

Наблюдение 182. В., 52 лет, перенес мозговое заболевание, вследствие чего не мог продолжать своих занятий коммерцией.

Однажды, в отсутствие жены, заманил к себе в дом двух маленьких девочек, напоил их спиртными напитками, проделал над ними различные сладострастные манипуляции, затем приказал им молчать и пошел на свои занятия. Экспертиза установила слабоумие после повторного инсульта. В., бывший до того человеком образцового поведения, объяснил, что совершил инкриминируемый ему поступок под влиянием необъяснимого для него самого влечения, что не владел в это время своими чувствами и что когда вернулся домой и понял случившееся, почувствовал стыд и отпустил тотчас же обеих девочек. Со времени апоплексического удара В. впал в умственную слабость, потерял работоспособность. Половина тела парализована, речь и мышление замедлены. Часто плачет как дитя, тотчас после ареста сделал неудачную попытку самоубийства. Нравственная и интеллектуальная энергия, необходимая для подавления чувственных побуждений, была у него несомненно ослаблена. От наказания освобожден (Giraud. — Annales medico-psychologiques, 1881. Mars).

3. Слабоумие после травмы головы

Наблюдение 183. К. на 14-м году был ушиблен лошадью в голову. Перелом черепных костей в нескольких местах, удаление нескольких костных отломков.

С этого времени К. стал обнаруживать умственную ограниченность и необузданное сладострастие. Мало-помалу развилась колоссальная, поистине животная чувственность, под влиянием которой он стал совершать неблагопристойные поступки. Однажды- он изнасиловал 12-летнюю дев. очку и, чтобы скрыть преступление, задушил ее. После ареста он во всем сознался. Судебный врач признал его вменяемым, и он был казнен.

На вскрыгии обнаружилось заращение почти всех черепных швов, резкая асимметрия обеих половин черепа, следы заросшего перелома черепа. Мозговое полушарие на стороне поражения пронизано лучистыми Рубцовыми тяжами и на треть меньше другого полушария. (Friedreichs Blatter, 1855. Н. 6.)

4. Приобретенное слабоумие, вероятно, на почве сифилиса

Наблюдение 184. X., офицер. Совершал развратные действия с маленькими девочками, заставлял их мастурбировать себя, показывал свои половые органы, прижимал их к половым органам понравившихся детей.

X. был прежде здоров и отличался безупречным поведением; в 1867 г. заболел сифилисом. В 1879 г. — паралич отводящего нерва левого глаза. Впоследствии стали замечать у него ослабление памяти, изменение характера и всего вообще существа, головные боли, временами неправильность речи, уменьшение остроты мышления и логики, иногда неравномерность зрачков, парез лицевого нерва в области правой половины рта.

X., 37 лет, при исследовании не обнаруживает никаких следов сифилиса. Паралич нервов продолжает существовать. В левом глазу амблиопия. Признаки умственной слабости. Несмотря на тяжесть приводимых против него улик, утверждает, что здесь всего только произошло простое недоразумение. Замечаются следы афазии. Ослабление памяти, в особенности по отношению к пережитому в юности; душевные реакции поверхностны; быстрое наступление состояния истощения вплоть до прекращения деятельности памяти и речи. Все это заставляет принять, что ущербность нравственного чувства и извращенное половое влечение являются симптомами болезненного состояния мозга, вызванного, по всей вероятности, перенесенным сифилисом.

Уголовное преследование прекращено. (Собственное наблюдение — Jahrbucher fur Psychiatric)

5. Паралитическое слабоумие

Здесь половая жизнь обычно нарушена; в начальных стадиях болезни, равно как и в периоды возбуждения, она иногда повышена, а также извращена; в конечной же стадии половое влечение и потенция падают, как правило, до нуля.

Совершенно так же, как и в продромальной стадии старческих форм, мы находим здесь очень рано — наряду с более или менее ясно выраженными дефектами в нравственной и интеллектуальной областях — проявления повышенного полового влечения (непристойные речи, похотливость в обращении с лицами другого пола, всевозможные планы относительно брака, посещение домов терпимости и т. п.), сопровождающиеся отсутствием стыдливости, характерным вообще для состояний помраченного сознания.

Похищения, соблазнения, публичные скандалы — все это здесь встречается довольно часто. Вначале больные еще сколько-нибудь считаются с окружающими условиями, хотя и тут проявляют достаточно цинизма. С усилением же умственной слабости такие больные становятся невыносимы из-за эксгибиционизма, онанизма на улицах, грязных приставаний к детям и пр.

В периоды возбуждения больные делают попытки к изнасилованию или по меньшей мере грубо нарушают общественную благопристойность, приставая к женщинам, появляясь в общественных местах в неприличных костюмах, врываясь в чужие квартиры, чтобы завязать сношения с женой знакомого или чтобы тут же жениться на его дочери.

Многочисленные случаи этой категории находим у Тардье (Attentats aux moeurs); Менделя (Progr. Paralyse der Irren. S. 123); Вестфаля (Archiv fur Psychiatrie, VII. S. 622); то, что здесь иногда встречается и бигамия, показывает случай Петруччи (Annales medico-psychologiques, 1875).

Примечательно, как мало больные в далеко зашедшей стадии болезни обращают внимание на окружающее их в момент полового удовлетворения.

Легран (La folie. P. 519) описал случай, когда один отец семейства был застигнут онанирующим на людной улице. После акта он съедал излившееся семя!

Я наблюдал одного больного — офицера из хорошей семьи, — который среди белого дня проучил грязные поползновения при виде купающихся маленьких девочек.

Аналогичный случай сообщен доктором Режи (Regis. De la dynamie ou exaltation fonctionelle au debut de la paral. gen., 1878).

Иногда в продромальной стадии болезни и во время ее дальнейшего течения встречаются педерастия и скотоложство; это показывают наблюдения Тарновского (указ. соч., с. 82).

Эпилепсия

Рядом с приобретенными состояниями психической слабости нужно поставить эпилепсию, так как она нередко ведет к таким состояниям и к обусловливаемым ими необузданным проявлениям полового чувства, как это только что было нами изложено. К тому же половое чувство у многих эпилептиков очень сильно. По большей части оно удовлетворяется мастурбацией, иногда насилованием детей, педерастией. Извращение чувства с соответствующими извращенными половыми действиями встречаются здесь, по-видимому, редко.

Гораздо важнее те все чаще встречающиеся в литературе случаи, когда эпилептик в период между приступами вовсе не проявляет признаков полового возбуждения, зато приходит в сильное половое возбуждение во время эпилептических инсультов, а также эквивалентных им или появляющихся после них состояний психического угнетения. Эти случаи до сих пор очень мало исследованы в клиническом отношении, а в судебно-медицинском и вовсе не исследованы, между тем они заслуживают подробного изучения, так как известные случаи распущенности и изнасилования могут здесь найти верное объяснение и так как этим путем может быть предупреждена иногда казнь невинного человека.

Из следующих фактов, во всяком случае, выясняется, что мозговые изменения, зависящие от эпилептического инсульта, могут вызвать болезненное повышение полового чувства1. При этом надо еще иметь в виду, что эпилептик, находящийся в состоянии психического угнетения, теряет в силу расстройства сознания способность противостоять своим влечениям.

Я много лет наблюдал одного молодого эпилептика, с тяжелой наследственностью, который в периоды учащения приступов бросался на свою мать с намерением ее изнасиловать. Через некоторое время пациент приходил в себя, причем по отношению к происшедшему у него оставалась амнезия (потеря памяти). В промежутках между этими периодами он был строго нравственный человек с умеренной половой потребностью.

Несколько лет назад я знал одного сельского рабочего, который под влиянием эпилептических приступов начинал сильнейшим образом онанировать, а в остальное время отличался безупречным поведением.

Симон (Simon. Crimes et delits. P. 220) упоминает об одной эпилептичке — 23-летней девушке прекрасного воспитания

и строгой нравственности, которая во время приступов головокружения произносила несколько неприличных слов, затем поднимала юбки, делала сладострастные движения и старалась разорвать свои (закрытые) панталоны.

Кьернан (Alienist and Neurologist, 1884, January) сообщает об одном эпилептике, у которого в качестве ауры перед приступом появлялась зрительная галлюцинация, причем он видел прекрасную женщину в сладострастной позе, видение сопровождалось эякуляцией. С течением времени под влиянием бромистого лечения это видение заменилось другим: он видел черта, который набрасывался на него с трезубцем в руках. В тот момент, когда тот его настигал, он терял сознание.

Тот же автор рассказывает об одном очень уважаемом субъекте, имевшем ежегодно по 2–3 эпилептических припадка, за которыми следовал период неистовства, дистимии и педерастических побуждений; период этот длился 8—14 дней. Кроме того, он сообщает об одной даме, у которой в климактерическом периоде развились эпилептические припадки, а в связи с ним и половые побуждения по отношению к одному мальчику.

Относительно связи эротизма с эпилептическими инсультами имеются еще наблюдения Роута (Med. Press and Circ, 1889. P. 440), «эротические чувства, вызываемые и сопровождающие эпилепсию» и Фере (Les epileptiqes, 1898. P. 65), «постэпилептическое эротическое возбуждение».

Дзукарелли (Bulletin de la Societe de med. mentale de Belgique, 1895. P. 76), рассказывая о «ночных поллюциях и эпилепсии», описывает один случай своеобразных приступов эротического возбуждения с поллюциями, причем рассматривает их как эпилептические приступы.

При эпилепсии на дегенеративной почве встречается часто наклонность к эксгибиционизму.

Впрочем, во время сумеречного состояния у эпилептиков эксгибиционизм может и не иметь полового значения (Fere.L'instinct sexuei. P. 177) и наступать совершенно автоматически либо под влиянием бессознательного стремления освободить себя от одежды, либо под влиянием потребности в мочеиспускании на почве навязчивой галлюцинации. При эпилепсии с эротическим возбуждением в состоянии психического угнетения нередко, по-видимому, встречаются также и errores sexus (педерастия) и даже errores generis (скотоложство).

Шевалье (l'inversion sexuelle, 1893. P. 362) сообщает об одном мальчике, который временами бессознательно набрасывался на всякого, кто попадался ему по дороге, и пытался его педерасти-ровать. Аналогичный случай сообщает Фере (Les epileptiqes. P. 81).

Наблюдение 185. В., без всякого невропатического отягощения, раньше был здоров, в умственном отношении всегда нормален, тихого нрава, добрый, нравственный человек, спиртными напитками не злоупотреблял. 13 апреля 1877 г. почувствовал потерю аппетита. На следующий день, утром, в присутствии жены и детей, набросился на подругу жены и стал просить ее, а затем жену совершить с ним половой акт. После отказа с ним сделался эпилептоидный приступ; по окончании приступа он стал неистовствовать, разрушать все вокруг, облил кипятком лиц, которые хотели его схватить, бросил одного ребенка в печь. Вскоре после того успокоился, еще несколько дней оставался в состоянии спутанности, а затем пришел в себя при полной амнезии относительно случившегося (Kowalewsky. — Jahrbiicher fur Psychiatrie, 1879).

Касперу. пришлось быть экспертом в таком же случае. Больной — человек вполне солидный — совершил одно за другим на улице четыре покушения на изнасилование встречных женщин (один раз даже в присутствии двух свидетелей) и одну женщину действительно изнасиловал; между тем его «молодая, красивая и здоровая жена» жила совсем близко. Случай этот также следует поставить в связь с эпилепсией (скрытой), так как у больного оказалась амнезия по отношению к этому скандальному происшествию.

Эпилептический характер половых актов не подлежит никакому сомнению в следующих наблюдениях.

Наблюдение 186. Л., служащий, 40 лет, любящий супруг, хороший отец, совершил в продолжение 4 лет 25 тяжелых преступлений против общественной нравственности, за что был приговорен к продолжительному лишению свободы.

Первые 7 инкриминируемых ему проступков заключались в том, что он, проезжая мимо 11—13-летних девочек, обнажал перед ними половые органы и неприличными словами обращал на это их внимание. Даже сидя в тюрьме, он с обнаженными половыми органами появлялся у окна, которое выходило на оживленное место гуляния.

Отец Л. был душевнобольной; брата его однажды схватили на улице гуляющим в одной рубашке. Во время военной службы у Л. два раза были глубокие обморочные припадки. С 1859 г. он стал страдать своеобразными приступами головокружения, которые все более и более учащались. Он делался совершенно разбитым, дрожал всем телом, покрывался мертвенной бледностью; в глазах темнело, перед ним мелькали какие-то светлые звездочки, и он должен был опереться, чтобы не упасть. После более сильных приступов он впадал в полное изнеможение, обливался потом.

С 1861 г. у него появилась сильная раздражительность, которая пошатнула его репутацию прекрасного служащего. Жена находила, что он сильно изменился: иные дни он ходил по комнате, как сумасшедший, держался руками за голову, бился ею об стенку, жалуясь на невыносимые головные боли. Летом 1869 г. пациент четыре раза падал на землю и оставался некоторое время без движения с открытыми глазами. — Были также констатированы и состояния сумеречного сознания.

Л. утверждает, что не имеет ни малейшего представления об инкриминируемых ему поступках. В дальнейшем наблюдались еще более сильные припадки эпилептического головокружения. Л. был освобожден. В 1875 г. развилось паралитическое слабоумие, и вскоре наступил смертельный исход (Wespthal. — Archiv fur Psychiatrie, VII. S. 113).

Наблюдение 187. Богатый молодой человек, 26 лет, жил в продолжение года с одной девушкой, которую он очень любил. Половой акт совершал редко, извращений никогда не проявлял. Дважды в течение этого года были эпилептические припадки после злоупотребления алкоголем. Вечером, после обеда, за которым он выпил много вина, он отправился к своей метрессе, и, не обращая внимания на заявление горничной, что госпожи нет дома, он твердыми шагами пошел в спальню, оттуда — в другую комнату, где спал 14-летний мальчик, которого и начал насиловать. На крик мальчика, которому он поранил praeputium (крайняя плоть) и руку, прибежала горничная. Тогда он оставил мальчика и изнасиловал девушку. После этого лег в постель и проспал 12 часов. Когда он проснулся, он помнил только вообще, что был пьян и где-то совершил половой акт. Впоследствии неоднократно эпилептические припадки (Тарновский, указ. соч., с. 52).

Наблюдение 188. X., из высших слоев, ведет некоторое время рассеянный образ жизни и имел ряд эпилептических припадков. Затем он сделался женихом. В день свадьбы, перед самым венчанием, он появляется в переполненном гостями зале под руку со своим братом. Проходя мимо невесты, он обнажил в присутствии всех половые органы и начал мастурбировать. Его тотчас же отправили в психиатрическую клинику; по дороге и затем в клинике несколько дней он продолжал онанировать. Постепенно ослабевая, пароксизм прекратился. По окончании его у пациента осталось только самое смутное воспоминание о всем случившемся, и он не мог дать никакого объяснения своему образу действий (там же, с. 53).

Наблюдение 189. Ц., 29 лет, с тяжелым наследственным отягощением, эпилептик, изнасиловал 11-летнюю девочку, а затем убил ее. Преступление свое отрицает; наличия амнезии или состояния психического угнетения во время преступления не доказано (Pugliese. — Archivio di psychiatria, VIII. P. 622).

Наблюдение 190. В., 60 лет, врач, совершал насилия над детьми. Приговорен к 2 годам тюрьмы. Доктор Марандон констатировал впоследствии эпилептоидные приступы страха, помешательство, эротический и ипохондрический бред, временами приступы страха (Lacassagne. — Lyon. med., 1887, № 51).

Наблюдение 191. 4 августа 1878 г., в полдень, 15-летняя девушка X. с несколькими мальчиками и девочками собирала крыжовник на большой дороге. Вдруг X. повалила на землю Л. 9 с половиной лет, прижала ее, раздела и велела двум мальчикам — А. (7 с половиной лет) и О. (5 лет) — совершить с девочкой conjunctio membrorum (коснуться ее гениталий своими членами), что те и сделали.

X. была хорошей девушкой. С 5 лет она страдала раздражительностью, головными болями, головокружением, эпилептическими припадками и отстала в развитии как в умственном, так и в физическом отношении. Менструаций еще не было, — только месячные расстройства. У ее матери можно подозревать эпилепсию. Последнюю четверть года X. стала часто совершать после припадков странные поступки, которые она затем забывала.

X. лишена невинности. Дефектов в умственной сфере нет. Относительно своего проступка утверждает, что не имеет о нем ни малейшего представления.

По словам матери, утром 4 августа у нее был эпилептический припадок, почему мать не велела ей в тот день выходить на улицу (Ptirkhauer. — Friedreichs Blatter fur gerichtliche Medizin, 1879. H. 5).

Наблюдение 192. Безнравственные поступки, совершенные эпилептиком в бессознательном состоянии.

Т., сборщик податей, 52 лет, женатый, обвинялся в том, что в продолжение 17 лет совершал безнравственные поступки с мальчиками, а именно мастурбировал их и заставлял их мастурбировать себя. Обвиняемый, чиновник на хорошем счету, крайне угнетен таким ужасным обвинением и утверждает, что не имеет ни малейшего представления о тех поступках, которые ставятся ему в вину. Существует предположение, что он не совсем нормален в психическом отношении. Домашний врач, знающий его в продолжение 20 лет, указывает на его мрачный, скрытный характер и на изменчивость его настроения. Жена его сообщает, что он однажды чуть не бросил ее в воду, что по временам у него бывают припадки, когда он рвет на себе одежду, пытается выброситься из окна. Об этих инцидентах Т. тоже ничего не помнит. Другие свидетели также сообщают о резких переменах в его настроении, о странностях его характера. Кроме того, один врач утверждает, что наблюдал у Т. приступы головокружения и судорог.

Бабушка Т. была душевнобольной, отец был хроническим алкоголиком и в последние годы страдал эпилептиоидными припадками; брат отца был душевнобольным и в припадке безумия убил одного своего родственника. Другой дядя Т. кончил жизнь самоубийством. Из троих детей Т. один ребенок страдал слабоумием, другой — косоглазием, третий — конвульсиями. Обвиняемый заявил, что у него временами случались припадки, во время которых сознание его затемнялось, так что он не сознавал своих поступков. Припадки эти сопровождались аурой в форме болей в затылке. В это время у него появлялась потребность выйти на открытый воздух, и он шел, сам не зная куда. Жена вполне удовлетворяла его в половом отношении. 18 лет у него существует хроническая экзема на мошонке, которая часто вызывает сильнейшее половое возбуждение. Мнения шести экспертов противоречили Друг другу (полное психическое здоровье — приступы скрытой эпилепсии). Между присяжными голоса разделились поровну, и он был оправдан. Доктор Легран дю Солль, вызванный в качестве эксперта, сообщил, что у Т. до 22-летнего возраста случалось по 10–18 раз в год ночное недержание мочи. Затем оно прекратилось, но стали появляться приступы глубокого сумеречного состояния с амнезией, длившиеся от нескольких часов до целых суток. Вскоре после того Т. был снова обвинен в оскорблении общественной нравственности и приговорен к 15 месяцам заключения. В тюрьме он стал хиреть; умственная слабость его заметно прогрессировала. По этой причине он был помилован, но умственная слабость продолжала увеличиваться. Неоднократно были констатированы эпилептоидные припадки (тонические судороги с потерей сознания и дрожью) (Auzouy. — Annales medico-psychologiques, 1874, Novembre; Legrand du Saulle. Etude med. legale etc. P. 99).

В дополнение к приведенным фактам, столь важным в юридическом отношении, мы приведем еще один случай безнравственных действий с детьми. Случай этот, составляющий наше собственное наблюдение и опубликованный в «Friedreichs Blatter», имеет тем больший интерес, что здесь было установлено наличие в момент преступления бессознательного состояния на почве эпилепсии. Как показывает описание состава преступления, переданное нами по понятным соображениям по-латыни, больные в этом состоянии оказываются способными на очень сложные и замысловатые поступки.

Наблюдение 193. П., 49 лет, женатый, был обвинен в том, что 25 мая 1883 г. заманил в свою рабочую хижину двух маленьких девочек, Д. 10 лет и Г. 9 лет, и совершил над ними следующие возмутительные действия.

Д. сообщила:

«Я гуляла на лугу вместе с Г. и моей 3-летней сестренкой И. П. позвал нас в свою хижину и запер дверь. Turn nos exosculabatur, linguam in os meum demittere tentabat faciemque mihi lambebat; sustulit me in gremium, bracas aperuit, vestes meas sublevavit, digitus me in genitalibus titillabat et membro vulvam meam fricabat ita ut humida fierem. (Тогда он стал нас целовать, пытался засунуть язык мне в рот и облизал мое лицо; он прижал меня к себе, расстегнул брюки, приподнял мое платье, щекотал пальцем мои половые органы и терся членом о мое влагалище, пока оно не стало влажным.) Когда я начала кричать, он подарил мне 12 крейцеров и пригрозил, что застрелит меня, если я что-нибудь разболтаю. В заключение он пригласил меня прийти на следующий день снова».

Г. дала такое показание:

«P. nates et genitalia D… ae exosculatus, iisdem me conatibus aggressus est. Deinde filiolum quoque tres annos natum in manus acceptum osculatus est nudatumque parti suae virili appressit. Postea quae nobis essent nomina interrogavit ac censuit, genitalia D… ae meis multo esse majora. Quin etiam nos impulit, ut membrum suum intueremur, manibus comprehenderemus et videremus, quantopere id esset erectum». («П. целовал Д. ягодицы и половые органы, пытался преследовать меня. Затем он обхватил руками трехлетнюю девочку, целовал и крепко прижал к своему обнаженному члену. Далее он спросил, как нас зовут, а также сказал, что половые органы Д. гораздо больше моих. Он даже побуждал нас к тому, чтобы мы обратили внимание на его член, брали его в руки, чтобы увидеть, насколько он возбужден».)

На допросе 29 мая П. показал, что он неясно помнит, что недавно ласкал и целовал маленьких девочек и что-то им подарил. Если он делал еще что-нибудь, то, очевидно, был в состоянии невменяемости. Уже много лет, после одного падения, он страдает слабостью головы. 22 июня он уже вовсе ничего не помнил о событии 25 мая, забыл даже, что 29 мая был на допросе. Наличие амнезии подтверждается перекрестным допросом.

П. происходит из семьи, члены которой страдали мозговыми болезнями. Один брат эпилептик. Сам П. был раньше пьяницей. Несколько лет назад действительно имело место повреждение головы. С того времени у него бывают болезненные периоды продолжительностью от одной недели до нескольких месяцев, когда умственные способности его расстраиваются и он впадает в отупение, делается раздражительным, проявляет склонность к алкогольным эксцессам, страх, бред преследования и доходит до угрожающих поступков и опасного насилия. При этом отмечается слуховая гиперестезия, головокружение, головная боль, приливы к мозгу. Все это сопровождается тяжелым расстройством сознания и амнезией по отношению ко всему болезненному периоду, тянущемуся иногда целые недели.

В промежутках он страдал головной болью, исходным пунктом которой было прежнее повреждение (небольшой, чувствительный к давлению кожный рубец на правом виске). Вместе с усилением болей увеличивалась и его раздражительность, он впадал в угнетенное настроение, жизнь делалась ему противной, сознание затемнялось. В один из таких периодов в 1879 г. П. сделал совершенно бессознательную попытку самоубийства, о которой он затем ничего не помнил. Вскоре после этого он был помещен в больницу; там его рассматривали как эпилептика и долгое время лечили бромистым калием. В 1879 г. он был принят в богадельню; настоящего эпилептического припадка там ни разу не наблюдали.

В другое время он был честным, прилежным и добрым человеком, никогда не обнаруживал признаков полового возбуждения, даже в периоды угнетения, за исключением только последнего случая. Кроме того, он до самого последнего времени имел супружеские сношения с женой. В период инкриминируемого ему преступления он снова обнаруживал признаки приближающегося припадка и просил даже врача о назначении снова бромистого калия.

П. утверждает, что со времени травмы он стал плохо переносить высокую температуру и алкоголь; и то и другое вызывало у него головную боль и спутанность. Его дальнейшие заявления относительно ослабления памяти, умственной слабости, раздражительности и бессонницы вполне совпадают с врачебными наблюдениями.

Если на место полученной им травмы произвести сильное давление, то П. делается возбужденным, раздражительным, расстроенным, начинает дрожать всем телом, обнаруживает расстройство сознания и остается в таком состоянии несколько часов.

В периоды, когда он свободен от всех ощущений, исходящих от рубца, он кажется благонравным, услужливым человеком, с открытой душой, со свободной мимикой, однако с устойчивым ослаблением умственных способностей и с некоторой спутанностью сознания. П. был освобожден от наказания. (Подробную экспертизу см. в «Friedreichs Blatter».)

Периодическое помешательство

Аналогично случаям непериодической мании болезненное повышение или более редкое проявление полового влечения может иметь место и во время приступов периодической мании (см. ниже о мании).

О том, что половое ощущение может при этом быть извращенным, свидетельствует следующий случай (Servaes. — Archiv fur Psychiatrie).

Наблюдение 194. Катарина В., 16 лет, не имеет еще менструаций, раньше была здорова. Отец отличался вспыльчивым характером.

За 7 недель до поступления в больницу (3 декабря 1872 г.) меланхолическое настроение и раздражительность. 27 ноября приступ бурного возбуждения, длившийся два дня. Затем снова меланхолия. 6 декабря нормальное состояние.

24 декабря (через 28 дней после первого приступа возбуждения) ведет себя тихо, боязливо, угнетена. 27 декабря состояние экзальтации (веселость, смех и т. д.) с проявлениями пламенной любви к одной из сиделок. 31 декабря внезапно меланхолическое оцепенение, продолжающееся 2 часа. 20 января 1873 г. новый приступ, совершенно такой же, как первый. Приступ повторяется затем 18 февраля, причем появляются следы регул. Пациентка проявляет половую амнезию по отношению ко всему, что имело место во время пароксизма; она краснеет и выражает искреннее удивление, когда ей рассказывают о ее поведении.

Впоследствии еще несколько небольших приступов, которые в июне месяце с наступлением правильных регул сменились нормальным психическим состоянием.

В другом случае, о котором сообщает Гок (Archiv fur Psychiatrie, V) и который, по всей вероятности, свидетельствует о циклическом помешательстве на почве тяжелого невропатического отягощения, у больного в период экзальтации проявилось половое влечение к мужчинам. Однако больной считал себя в это время женщиной, и потому возникает вопрос, не вызвано ли здесь половое извращение помешательством на почве превратного полового ощущения.

В связи с этими случаями, когда патологические процессы в половой сфере составляют одно из проявлений мании, представляют большой интерес те случаи, когда болезненное и по большей части извращенное половое влечение наступает в форме припадков, аналогично дипсомании, и составляет ядро всего психического заболевания, причем в другое время у больных не замечается ни ненормального повышения, ни извращения полового чувства.

Довольно выраженный случай такой периодической половой психопатии, находившейся в связи с менструациями, представляет наблюдение Аньеля (Archiv fur Psychiatrie, XV. Б. 2).

Наблюдение 195. Женщина, в возрасте, близком к климактерию. Тяжелое наследственное отягощение. В юные годы небольшие болезненные припадки. Всегда была эксцентрична, вспыльчива; отличалась строгой нравственностью. Замужем. Бездетна.

Несколько лет назад после сильного душевного волнения произошел истероэпилептический припадок; после этого много недель находилась в состоянии послеэпилептического помешательства. Затем бессонница в продолжение многих месяцев. В конце концов бессонница, связанная с менструациями, и стремление завлекать мальчиков, еще не достигших десяти лет, целовать и трогать их половые органы. Стремления к половому акту и вообще к сношениям со взрослыми в это время не существовало.

Пациентка сама иногда откровенно сознается в своем влечении, просит следить за нею, так как она не может поручиться за себя. В промежутках она избегает всякого разговора на эту тему, ведет себя в высшей степени прилично и совершенно не обнаруживает особой страстности.

Для знакомства с подобными, еще мало изученными случаями периодической половой психопатии очень ценное значение имеют работы Тарновского (указ. соч., с. 38), хотя и не все его случаи носят периодический характер.

Тарновский описывает случаи, когда женатые, образованные люди, отцы семейств время от времени чувствовали потребность совершать самые отвратительные половые акты, между тем как в обычное время они были совершенно нормальны в половом отношении, испытывали отвращение к своим поступкам во время припадков и с ужасом думали о возможном наступлении новых припадков.

Но как только начинался припадок, у них исчезало нормальное половое ощущение, появлялось психическое возбуждение с бессонницей, с представлениями и влечениями в духе извращенного полового ощущения, с чувством страха и тоски и с все возрастающим и усиливающимся стремлением к таким половым действиям, которые в обычное время вызывали у них отвращение, но в момент припадка казались им спасительными, ибо давали выход их психическому состоянию.

Полная аналогия с приступами дипсомании.

Другие случаи (периодическая педерастия) см. у Тарновского (указ. соч., с. 41). Случай, описанный там на с. 46, относится, по всей вероятности, к области эпилепсии.

Следующий случай, сообщенный Аньелем (Archiv fur Psychiatric, XV. Н. 2), представляет прекрасный пример периодического наступления болезненного полового возбуждения.

Наблюдение 196. Мужчина 45 лет, принадлежащий к высшему слою общества, всеми уважаемый, пользующийся всеобщей любовью, человек здоровой нервной организации и строгого нравственного поведения, женатый уже в. продолжение 15 лет, отец нескольких здоровых детей, всегда нормальный в половой сфере, живущий в прекрасных отношениях с женой, подвергся 8 лет тому назад сильному испугу. После этого он несколько недель страдал чувством страха и сердечными спазмами. Затем стали появляться своеобразные припадки с промежутками от нескольких месяцев до 1 года; припадки эти пациент называл своим «нравственным насморком». У него появляется бессонница. Через 3 дня исчезает аппетит, раздражительность начинает увеличиваться, он приобретает расстроенный вид, взор делается неподвижным, он становится как бы оцепенелым, лицо то бледнеет, то краснеет, пальцы начинают дрожать, в воспаленных глазах появляется блеск и своеобразное сладострастное выражение. Больной начинает неудержимо много говорить. Появляется влечение к маленьким девочкам в возрасте от 5 до 10 лет, даже к собственным дочерям. Он просит жену обезопасить от него детей. В этом состоянии пациент запирается на несколько дней в комнате. Раньше у него проявлялась склонность подстерегать на улице девочек школьниц, причем он получал своеобразное наслаждение, обнажая в их присутствии половые органы, как бы собираясь мочиться.

Боясь скандала, он запирался в комнату, оставался там в тихом, неподвижном состоянии, мучимый по временам приступами страха. Сознание, по-видимому, оставалось ясным. Продолжительность приступов 8—14 дней. Причины их возвращения совершенно неясны. Затем наступало внезапное улучшение; появлялась сильная сонливость, а после сна — нормальное состояние. В промежутках между приступами ничего ненормального. Аньель предполагает здесь эпилептическую подоплеку и считает эти припадки психическими эквивалентами эпилептического инсульта.

Мания

В том общем возбуждении, которое поражает при этой болезни всю психику, очень часто принимает участие и половая сфера. У женщин, страдающих манией, это даже составляет правило. В отдельных случаях может возникнуть вопрос: «не идет ли здесь речь только о разнузданном проявлении нормального самого по себе полового влечения или это последнее в самом деле болезненно усилено». В большинстве случаев второе предположение вернее; несомненно оно там, где сексуальный бред и эквивалентный ему религиозный экстаз проявляются постоянно. В зависимости от высоты развития болезни повышенное половое влечение может проявляться в самых различных формах.

При простой маниакальной экзальтации у мужчин мы наблюдаем волокитство, легкое поведение, сальные разговоры, посещение публичных домов, у женщин — склонность кокетничать с мужчинами, наряжаться, краситься,

разговаривать о браке и о всяких скандальных историях, подозревать чистоту других женщин или же — при эквивалентных религиозных порывах — стремление принять участие в путешествиях к святым местам, взять на себя какую-нибудь миссию, поступить в монастырь или по крайней мере сделаться прислугой пастора, причем все это сопровождается разговорами о своей девственности, невинности и пр.

На высоте мании (бешенство) встречается требование полового акта, эксгибиционизм, сквернословие, чрезмерная возбудимость по отношению к окружающим женщинам; больные обнаруживают склонность мочить себя слюной, мочой, даже калом, у них появляется религиозно-сексуальный бред, они утверждают, что на них снизошла благодать Св. Духа, что они родят младенца Иисуса и т. д. При этом необузданный онанизм и движения тазом, как при совокуплении.

У мужчин на этой стадии мании можно встретить бесстыдное онанирование и попытки к изнасилованию женщин.

Нимфомания и сатириаз

В дополнение к описанию половой гиперестезии, которое мы дали на с. 84, необходимо охарактеризовать и оба эти состояния, так как здесь речь идет о временных (например, вследствие воздержания) или постоянных половых аффектах, возникающих на почве половой гиперестезии.

Эти аффекты усиливаются иногда до такой степени, что поглощают все представления и стремления и неудержимо толкают на совершение половых действий, дающих исход аффекту. В острых и наиболее тяжелых случаях перед все побеждающей силой аффекта оказываются совершенно бессильными и этика, и воля, в хронических же

и более легких случаях победа над аффектом до известной степени возможна. На вершине приступа могут возникать галлюцинации, бред, помрачение сознания — явления, остающиеся иногда на более продолжительное время. Подобные случаи дали повод считать нимфоманию самостоятельной формой психической болезни.

В действительности, однако, нимфомания представляет только известный синдром в сфере проявлений психической дегенерации. Синдром этот может возникать в острой пароксизмальной форме, наподобие дипсомании, или периодически, совпадая часто с менструациями, но появляясь также и в промежутки между ними. Далее, нимфомания может комбинироваться со старческим слабоумием, климактерическими психозами, манией дегенератов и delirium acutum (острая смертельная нимфомания); при всех этих формах она может появляться и в качестве осложнения.

Моро (указ. соч.) сообщает об одном из таких не особенно редких случаев. Молодая девушка, после расстроившегося брака, стала внезапно проявлять нимфоманию и сделалась невыносимой благодаря циничным песням, разговорам, сладострастным позам и жестам. Она постоянно раздевалась, в постели ее могли удержать только несколько крепких мужчин (!), настойчиво требовала акта совокупления. Бессонница, опухшее лицо, сухой язык, частый пульс. Через несколько дней смертельный коллапс.

Луйе-Виллерме (указ. соч.): девушка 30 лет, отличавшаяся всегда скромностью, заболела вдруг нимфоманией, сделалась в высшей степени возбудимой, стала проявлять необузданную потребность в половом удовлетворении. Сладострастный бред. Через несколько дней смерть от истощения. О трех случаях со смертельным исходом см. Maresch. — Psvchiatr. Zentralblatt, 1871.

Хроническая нимфомания, встречающаяся гораздо чаще, появляется, по-видимому, только у психических дегенератов на почве половой гиперестезии. В периоды обострения она достигает силы половых аффектов, которые проявляются либо в импульсивных действиях, либо — в более легких случаях — в форме навязчивых представлений. Последние не всегда ведут к импульсивным поступкам, так как при не особенно сильном половом возбуждении сказывается противоположное влияние этических представлений и так как, кроме того, больные нередко ищут одиночества и отчасти удовлетворяют себя онанизмом. В этих легких случаях нимфомании больные заслуживают не меньшего сожаления, чем те, которые под влиянием импульсивных влечений теряют свою женскую честь и достоинство, ибо в первом случае женщина вполне сознает весь ужас своего положения. Она делается игрушкой своей фантазии, которая вращается исключительно около половых представлений, а при ее половом возбуждении даже самые отдаленные образы приобретают у нее сексуальную окраску. Даже во сне ее преследуют сладострастные видения. Днем достаточно малейшего повода, чтобы вызвать у нее настоящие кризы в форме мучительного повышенного нервно-психического полового возбуждения, сопровождающегося неприятными ощущениями в половых органах (давление, дрожание, пульсация и т. д.). С течением времени эти несчастные получают временное облегчение благодаря тому, что у них развивается половая неврастения, вследствие которой раздражительность эякуляционного центра ненормально повышается, так что поллюции легко наступают при каждом сладострастном сновидении и при каждом эротическом возбуждении в бодрствующем состоянии. Но удовлетворения и, следовательно, временного избавления от своего мучительного полового аффекта они получают так же мало, как и те несчастные, которые предаются разврату с мужчинами. Эта анафродизия (или фригидность) объясняет нам в значительной степени стойкость полового аффекта, а вместе с тем и стойкость нимфомании, которая порождает один криз за другим. Половое возбуждение не может прийти в целительное равновесие, половой голод остается ненасытным (libido insatiata), и женщина, не обладающая большой силой морального противодействия, начинает предаваться мастурбации или психическому онанизму, делается даже проституткой и, переходя от мужчины к мужчине, тщетно ища удовлетворения и избавления, превращается в конце концов в Мессалину. Анафродизия, на почве которой разыгрываются все эти явления, зависит от половой неврастении, которая препятствует появлению оргазма и чувства сладострастия (удовлетворения). Часто эта неврастения возникает вследствие раннего пробуждения и усиления полового влечения, что ведет к онанизму, или вследствие воздержания при одновременных половых раздражениях и боязни полового акта, или вследствие половой инвалидности мужа, который доставляет жене такой несовершенный суррогат, как «nourrisson adulte», или куннилингус, или другие отвратительные приемы.

Наблюдение 197. В., с ранней молодости страдает страстью к мужчинам. Происходит из хорошей семьи, прекрасно образованна, отличается добрым характером, скромна, легко покрывается краской стыда — и все-таки уже с юного возраста была наказанием для своей семьи. Как только она встречала человека другого пола, все равно, будь это ребенок, взрослый мужчина, старик, красивый или уродливый, она немедленно обнажалась и страстно умоляла удовлетворить ее половое влечение любым путем, хотя бы посредством руки. Чтобы излечить ее, решили выдать ее замуж. Мужа она очень любила и тем не менее не могла удержаться от того, чтобы не потребовать от мужчины, если она могла завладеть им, если это был наемный работник, или слуга, или школьник, совершить с ней половой акт.


ЧИТАТЬ ДАЛЕЕ

:http://bookap.info/clasik/fon_kraft_ebing_polovaya_psihopatiya/gl27.shtm

Просмотров: 435 | Добавил: Senicup2019
Поиск по сайту
Наше кино
БФФ на SeniCup
По теме сайта
Присоединяйся!
Друзья сайта
  • Генеральный спонсор
  • Офис SENI в Беларуси
  • SENI CUP на TUT.BY
  • SENI CUP на INTERFAX
  • SENI CUP на Mail.RU
  • ООН/ПРООН в Беларуси
  • Футбольный партнер
  • Социальный спонсор
  • Прикосновение к жизни
  • Туровская епархия
  • Football.By
  • ДОЦентр "НАДЕЖДА"